Армения: что кроется за пикировками вокруг образовательных реформ?

Наибольшие споры в парламенте при изменении структуры правительства Армении в феврале 2020 года спровоцировало образование министерства образования, науки, культуры, молодежи и спорта.

Армения: что кроется за пикировками вокруг образовательных реформ?

Это ведомство, которое злая на язык армянская пресса сразу же окрестила суперминистерством, «проглотило» целых три «дореволюционных» министерства. Депутаты от парламентской оппозиции не поддержали это изменение, полагая, что столь масштабное слияние не сможет обеспечить необходимого качества управления, но что еще важнее – нужных и декларируемых премьер-министром Николом Пашиняном реформ.

Однако после бурных парламентских дебатов большинством голосов это изменение было принято. «Суперминистром» был назначен востоковед Ара Арутюнян – один из ближайших соратников Н. Пашиняна в процессе смены власти весной 2018 года.

Прошло свыше 18 месяцев со времени принятия вышеупомянутого решения и чем дальше, тем очевиднее, что аргументы, высказанные тогда представителями парламентской оппозиции, не лишены серьезных оснований. Суперминистерство явно недорабатывает и допускает ошибки, т.к. решать весь комплекс вопросов, связанных со столь разнородными сферами, совсем не просто.

Во второй половине июля в Ереване прошли акции протеста абитуриентов и их родителей. Даже старожилы, наверное, забыли о том, когда в последний раз по поводу недовольства итогами вступительных экзаменов случались публичные протесты.

Дело в том, что многие выпускники школ, получившие высокие баллы на экзаменах, не поступили в вузы. В то же время в университеты поступили набравшие более низкие результаты. Такая ситуация сложилась из-за нового решения министерства образования, принятого всего за полтора месяца до начала вступительных экзаменов. Между тем, согласно закону, это надо было сделать еще в декабре. Понятно, что в ситуацию вмешалась эпидемия COVID-19. Но во всех случаях о принятом решении надо было должным образом проинформировать общество. Но до многих эта информации просто не дошла. Министр А. Арутюнян посчитал, что сообщение об изменении правил достаточно разместить на его странице в Facebook. На недостаточную доступность информации и на её запоздалое предоставление обществу указал и омбудсмен Арман Татоян.

Согласно новым правилам поступления, приоритет отдаётся профессиональной ориентации претендентов, а не баллам. То есть «соискатели», обратившиеся на разные факультеты, не «конкурировали» друг с другом по баллам. В университеты поступили абитуриенты, указавшие тот или иной факультет первой строкой, то есть как наиболее желательный, а не те, кто набрал высокие баллы, как это было раньше.

К примеру, условный абитуриент указал первым факультетом лечебное дело, а вторым – стоматологию. На экзамене он из 20 возможных набрал 17 баллов. Допустим, проходной балл для факультета лечебного дела был 18 и абитуриент не прошел конкурс. Если раньше он автоматически мог стать студентом факультета стоматологии, то теперь на факультет стоматологии поступил тот, кто указал эту специальность в качестве наиболее желательной. Причем даже в том случае, если он получил гораздо более низкие баллы, чем выбывший из конкурса «лечебник».

В итоге ситуация была урегулирована после акций протеста, абитуриентов «раскидали» по различным специальностям, акции протеста прекратились, но министерским функционерам пришлось пережить немало неприятных моментов, в том числе во время публичных обсуждений. Министр Арутюнян подозревает в акциях протеста не поступивших в вузы страны абитуриентов политический подтекст: «Я хочу обратить внимание на то, что эти жалобы отныне получают политический оттенок, потому что один из организаторов – это сторонник (второго президента) Роберта Кочаряна». И если даже А. Арутюнян прав, то кто ему сказал, что публичные оппоненты будут ограничены в своём праве воспользоваться ошибками властей предержащих?..

Не обошлось без «реформ» и в преподавании гуманитарных дисциплин как в школах, так и вузах. В частности, в суперминистерстве решили, что армянский язык и литература, а также история более не будут преподаваться в университетах и колледжах для непрофильных специальностей. Предполагается, что будущий инженер, врач или физик должны овладеть всеми тонкостями истории, родного языка и литературы в средней и старшей школе, а в университете и колледже они должны сосредоточиться на изучении профильных дисциплин. Но зато для всех поступающих в вузы и колледжи сдача вступительного экзамена по армянскому языку стала обязательной.

Это решение вызвало бурные протесты среди преподавателей армянского языка в вузах. Кроме того, серьезной критике подверглись и предполагаемые изменения в школьной программе армянской литературы. Начались акции протеста, которые поддержаны молодёжным крылом традиционной армянской партии АРФ-Дашнакцутюн.

В ответ на требование о своей отставке министр заявил, что, по его сведениям, в большинстве своем профессорско-преподавательский состав непрофильных вузов поддерживает его предложение. Вопрос, будет ли вуз отказываться от этих предметов или оставит их в учебном плане, решает руководство каждого отдельного учебного заведения: «Мы оставляем это на усмотрение вузов. Обсудите, обоснуйте и сами решите». При этом министр согласился, что, прежде чем исключать эти предметы из учебных планов вузов, нужно позаботиться, чтобы в школе их преподавали на должном уровне. Арутюнян отметил, что на эту реформу уйдёт время, и напомнил – данная поправка в законе вступит в силу только через три года, в 2023 году.

Еще большей критике подверглись критерии (стандарты) новых учебных программ по истории Армении. В частности, заведующий кафедрой истории Армении в Ереванском государственном университете Артак Мовсисян отметил, что в новой программе обойдены полунезависимые царства. Некоторые из них просуществовали какое-то время и после падения царства Багратидов в XI веке. Не упоминается там и о первых государствах на Армянском нагорье периода III и II тысячелетий до н. э., о борьбе против персидских Ахеменидов в V веке до н. э., о восстании Ерванда II в середине IV века и пр.

В свою очередь, директор Института истории НАН Ашот Мелконян направил открытое письмо в Службу национальной безопасности страны с требованием проверить одного из авторов предлагаемых критериев, т. к. среди них есть соавторы двух книг, переизданных в 2017-2019 годах, в которых рассматриваются стандарты истории в Армении и Турции. Под этими книгами подписалось семеро армян, из которых лишь двое являются историками, а двое – депутаты правящей фракции «Мой шаг» Мария Карапетян и Сос Аветисян, которые по образованию являются лингвистами. Обе книги впервые были изданы в рамках «политики примирения», проводимой администрацией Сержа Саргсяна, завершившейся подписанием (так и не ратифицированных сторонами) цюрихских протоколов между Арменией и Турцией в 2009 году.

Низкий уровень данного дискурса подвергся острой критике со стороны первого президента страны Левона Тер-Петросяна (1998–2008 гг.). «…Невозможно представить себе более унизительную деградацию. Я не хочу использовать более резкие слова, но это не что иное, как национальный позор, совсем не достойный армянского народа с поистине славной историей, одной из редких наций, у которой было государство более 2500 лет назад и которое все еще есть», – отметил Л. Тер-Петросян, доктор филологических наук и автор ряда фундаментальных работ по истории Армении (к примеру, двухтомника «Армяне и крестоносцы»).

На наш взгляд, все вышеупомянутые события являются различными внешними проявлениями сложного внутриполитического процесса. При всем низком уровне эффективности самой структуры нового министерства и менеджерских навыков собственно министра Арутюняна – проблема куда более глубока. Она носит политический и мировоззренческий характер. Напомним, что в период с 1998 по 2018 г. на посту министра образования и науки побывало восемь человек, причём семеро (!) министров были представителями доминирующей среди диаспоральных политических партий АРФ-Дашнакцутюн. Одной из первоочередных задач в традиционной диаспоре дашнаков было сохранение национальной идентичности, зачастую в достаточно сложных условиях внутриполитической турбулентности в странах проживания (достаточно вспомнить Сирию, Ливан и Иран). Вполне естественно, что в общеобразовательных армянских школах, прежде всего воскресных, доминировали такие предметы, как армянский язык, литература и история. Естественные предметы армянские учащиеся воскресных школ обычно изучают в школах страны пребывания.

При этом, следует особо подчеркнуть, что, в отличие от других диаспоральных организаций, АРФ–Дашнакцутюн никогда не признавала Вторую республику (1920–1990 гг.), т. е. Советскую Армению и её достижения, что не исключало отдельных элементов взаимодействия. Соответственно, её трактовка 70 лет армянской истории в рамках СССР, как и Карабахского движения, где партия «Дашнакцутюн» не была среди лидеров, сопровождается множеством нестыковок, неточностей и умалчиваний.

За вышеупомянутые 20 лет, при патронаже министров от «Дашнакцутюн», определённые «группы по интересам» получили монополию на подготовку учебников для университетов, колледжей и школ. Многие их представители за эти годы стали «генералами» в сфере истории, получив звания, степени и должности. Нынешняя же власть видит будущее несколько в ином свете, заявляя о стремлении делать упор на высокотехнологичные отрасли экономики. А для этого нужно повысить количество часов и углубить программы по естественнонаучным предметам, прежде всего речь идет о математике, физике, химии, биологии и пр. Естественно, что в рамках этого процесса должны быть несколько сокращены некоторые гуманитарные дисциплины, в том числе те, присутствие которых в программе давно вызывали критику. К примеру, речь идет о таком предмете, как «История Армянской Апостольской церкви», в своё время буквально продавленной проклерикальными кругами в коалиционных правительствах во главе с республиканцами.

Естественно, вышеупомянутые «группы по интересам», связанные с действующими программами и учебниками по истории, языку и литературе, используя прессу и общественную трибуну, оказывают системное сопротивление предлагаемым реформам. Конкурирующие же с ними круги, поддерживающие суперминистерство, пытаются доказать в этой публичной схватке свою правоту. При этом обе лоббистские группировки не гнушаются «ударами ниже пояса».

Делать прогнозы о том, чем закончится эта схватка, – дело неблагодарное. В сложившейся ситуации было бы желательно, чтобы стороны дискурса перестали политизировать проблему и не выходили за рамки содержательного спора. Позитивную роль в этом могла бы сыграть пресса, но пока она больше стремится к политизации процесса, нагнетает ненужные эмоции и разжигает страсти. К сожалению, это относится отнюдь не только к баталиям в образовательной сфере.


Автор: Саркис Мартиросян
Источник: https://www.ritmeurasia.org 

Возврат к списку

Важные новости
Актуальные новости
AlfaSystems massmedia K3FN2SA