Вторая карабахская война: постоянные интересы и постоянные игроки (взгляд из Еревана)

После распада СССР все крупные внешние игроки обозначили свои интересы в регионе бывшего советского Закавказья.

Вторая карабахская война: постоянные интересы и постоянные игроки (взгляд из Еревана)

 Естественно, прежде всего – Турция, сделавшая упор на:

– обеспечение оптимальных условий для экономической, политической, культурной экспансии в направлении тюркоязычных регионов бывшего СССР,

– вытеснение России из региона, создание буфера между собой и мощной державой, носительницей потенциальной угрозы,

– максимальное ослабление и ограничение возможностей России и Ирана,

– обеспечение интересов США,

– обеспечение контроля над коммуникациями энергоносителей из Азербайджана и Центральной Азии в Европу.

Основной целью Турции было стремление стать региональной сверхдержавой.

Если отслеживать ситуацию в динамике, то после августовской войны в Южной Осетии Анкара не добилась значительного успеха в реализации экспансии в странах тюркоязычного мира, за исключением Азербайджана.

Россия в глазах Анкары была вытеснена из региона только частично, т.к. она доминировала в Армении и частично пыталась укрепить своё влияние в Азербайджане. При этом Москва утеряла свое влияние на Грузию, российско-грузинские отношения приобрели враждебный характер, что способствовало сближению Тбилиси не только с США, но и с Турцией. Анкара стала куратором Грузии в НАТО и главным лоббистом вступления Тбилиси в Альянс. Весьма любопытный факт: докторская диссертация нынешнего министра обороны Турции Хулуси Акара в военном вузе была посвящена Южному Кавказу и конкретно Армении, что свидетельствует о том, что в высших военных кругах Турции Кавказский регион считается территорией жизненно её важных интересов.

Возможности Ирана и России тогда были ослаблены и ограничены только частично: Москва и Тегеран продолжают сохранять влияние в конфликтных зонах и на Каспии.

Со временем Анкара начала проводить в регионе куда более самостоятельную политику, всё чаще выходя из орбиты непосредственного влияния Вашингтона. Вместе с тем, обе страны совместно контролируют линию Баку – Батуми, прилагая существенные усилия для расширения здесь своих возможностей. Нельзя не признать, что в реализации региональной политики Турция она достигла несомненных успехов.

Сегодня, спустя почти 30 лет после распада СССР, де-факто являясь стороной нагорно-карабахского конфликта, выступая в нём на стороне Азербайджана, Анкара резко расширила свои амбиции в Центральной Азии и «Тюркском совете» (есть даже планы формирования «Армии Турана»). В экспертной среде получает всё большее распространение точка зрения о фактическом поглощении Азербайджана Турцией. Сильны её позиции и в соседней Грузии, причем не только в Аджарии и Квемо-Картли, но и на центральное правительство. Кроме того, де-факто она возглавляет мини-военный блок с Азербайджаном и Грузией. Военное сотрудничество с этими двумя странами базируется не только в различных программах Альянса, то и вопросах охраны от диверсий коммуникаций углеводородов по линии Баку – Грузия – Турция, а также железной дороги Баку – Тбилиси – Ахалкалаки – Карс. По положению на сегодняшний день, эти магистрали не могут не рассматриваться как геополитический, а не экономический проект.

Наконец, Турция располагает постоянным военным присутствием в Нахиджеванской автономии Азербайджана. Обладая преимущественным влиянием на азербайджанскую армию, она стремится расширить контроль над нефте- и газопроводами в регионе с перспективой выйти на роль главным оператором нефтегазовых потоков.

Как полагает армянский эксперт в сфере энергетической политики Ваге Давтян, продажа американскими энергетическими гигантами ExxonMobil и Chevron своих азербайджанских активов изначально являлась важным индикатором не только состояния нефтегазового комплекса прикаспийской страны, но также грядущих геополитических потрясений в регионе. Как группа месторождений Азери – Чыраг – Гюнешли, так и нефтепровод Баку – Тбилиси – Джейхан, долями в которых владели указанные американские компании, отныне являются зоной высокого коммерческого риска. Результат – понижение стратегической значимости азербайджанских активов, как и их конкурентоспособности. Пресловутая «сделка века», являющаяся для азербайджанского правящего клана ресурсом для собственного воспроизводства, всё больше отходит в плоскость исторического анахронизма. Примечательно, что после ухода из Азербайджана ExxonMobil и Chevron переместились на месторождения Восточного Средиземноморья, сегодня, по сути, являясь сдерживающим фактором для турецкой энергетической экспансии в регионе.

Таким образом, из серьезных игроков на азербайджанском энергетическом рынке остался лишь British Petroleum – компания, ведущая себя по отношению к Азербайджану как колонизатор по отношению к отсталой периферии. Нарушение экологических норм добычи, а также массовые сокращения сотрудников азербайджанского нефтегазового комплекса – тому доказательство.

Позиция British Petroleum в нагорно-карабахском конфликте однозначная, британский нефтяной гигант сделал заявление о поддержке территориальной целостности Азербайджана. Позиция официального Лондона в вопросе ситуации складывающейся в конфликте достаточно прозрачна и следует известной логике: «Что хорошо для ВР, то хорошо и для Великобритании». Источник российского информационного агентства «Реалист» в ООН сообщил, что именно Великобритания помешала Совету Безопасности согласовать единую позицию по нагорно-карабахскому урегулированию. По словам заместителя министра иностранных дел Армении Шаварша Кочаряна, когда 20 октября началось закрытое заседание Совбеза ООН по Карабаху, страны-сопредседатели, которые являются постоянными членами Совбеза ООН – Россия, США и Франция представили сбалансированный текст, который потом должен был озвучить председательствующий, в данном случае Россия. Речь шла не только о прекращении огня, но и невмешательстве третьей стороны и недопустимости вовлечения террористов в конфликт. Но одно из государств – постоянный член Совета Безопасности, по сути, провалило эту инициативу. И хотя Кочарян не назвал страну наложившую «вето» на резолюцию, сославшись на закрытый формат обсуждения, это сделали некоторые армянские эксперты.

Не секрет, что поддержка нестабильности в регионе выгодна именно постоянному члену СБ ООН Великобритании, которая, как и её извечный союзник Турция, исторически никогда не была заинтересована в установлении прочного мира в каспийско-кавказском нефтеносном регионе до тех пор, пока он остается им неподконтролен.

Официальные источники, естественно, умалчивают формальную мотивировку блокирования британской стороной решения СБ ООН, По информации иранского телеграм-канал Azariha, официальный представитель Великобритании в ООН Барбара Вудворд мотивировала свой шаг тем, что Баку «проводит в регионе операцию по принуждению к миру и укреплению своей территориальной целостности». Таким образом, Великобритания открыто поддержала Турцию и Азербайджан, не пожелав добиваться прекращения огня, невмешательства третьей стороны и недопустимости вовлечения террористов в конфликт.

Ничего удивительного в подобной позиции туманного Альбиона нет, т.к. она базируется на следующих интересах:

– присутствие в “мягком подбрюшье России” с большими возможностями манипулирования процессами в ней,

– обеспечение подлинного контроля над коммуникациями энергоносителей из восточных регионов их добычи в страны Запада,

– недопущение распространения исламского фундаментализма в иранской версии,

– отсечение России от ее традиционных союзников на Среднем и Ближнем Востоке, с целью недопущения ее развития к новой роли,

– через активность Турции обеспечение надежных рычагов манипулирования процессами в Китае, противостояние дальнейшему развитию российско-китайских отношений.

По нашей оценке, одной из целей Лондона в этой ситуации может быть организация масштабного столкновения России и Турции с целью вовлечения их в большой конфликт. Нынешняя война в Нагорном Карабахе очень удобна для реализации этого проекта. Можно предположить, что именно британцы могли подтолкнуть президента Эрдогана к таким действиям, оставаясь в тени, но обеспечивая политико-дипломатический «тыл». В отличие от России, США и Франция, Лондон не входит в число членов Минской группы ОБСЕ и тем более её сопредседателей и формально не обязан придерживаться нейтралитета.

Каким образом, Великобритания воздействует на Эрдогана? Вопрос, интересный, частично его касались авторы некоторых предыдущих публикаций, а кроме того, интересующимся можно пересмотреть фильм Михаила Ромма «Адмирал Ушаков» (1953 г.). Подталкивая Эрдогана к агрессивным действиям, в Лондоне прекрасно осознавали и помнили, что этот «Лучший европеец – 2004» осуждался по статье 312 УК Турции за «подстрекательство к насилию и религиозной или расовой ненависти». По сути, «Партия справедливости и развития» проповедует во многом крайнюю степень национализма (как и её партнёр по правящей коалиции в лице «Партии националистического движения») и религиозности. Пресловутые запрещённые в России «Братья-мусульмане» являются лишь идейным близнецом этой партии в арабских странах.

Отодвинув на второй план светскую идеологию Ататюрка, Эрдоган задался целью вернуть утерянные территории Османской империи или те, которые считаются спорными, либо конфликтными зонами. Технология его действий такова: поначалу он ввязывается в конфликты по периферии своих границ (Ирак, Сирия, Кипр, Греция, Ливия и Восточное Средиземноморье, Карабах); в перспективе Нахиджеван и Аджария. Затем – создаёт в этих зонах хаос, в том числе и через подконтрольные прокси-группы, активно перемещая их по всему периметру своих интересов. Затем – начинает требовать своего участия в политическом процессе, т.е. за столом переговоров. При этом часто ломает устоявшийся и ранее согласованный формат переговоров, отказываясь идти на какие-то уступки партнёрам, что ведёт к расширению зоны геополитического влияния Турции.

Если кто-то думает, что своими действиями Эрдоган угрожает только Армении, Карабаху и России, то он сильно ошибается. В немалой степени своими действиями он угрожает как странам Средиземноморья (прежде всего Восточного), так и арабским государствам, Израилю, Южной Европе. Только в одних столицах стали осознавать это обстоятельство, а в – других пока нет.

В этом контексте, ситуация сложившаяся вокруг нагорно-карабахского конфликта очень удобна для Эрдогана. Турция вовлечена в войну достаточно масштабно, в частности, через:

– старший и высший офицерский состав, который планирует и руководит боевыми действиями ВС Азербайджана; инструкторов на уровне батальонов, а в отдельных случаях и рот;

– прямое участие в боевых действиях (боевая авиация, спецназ, операторы беспилотных летательных аппаратов);

– поставка больших партий оружия, в том числе и высокотехнологичного (БПЛА Bayraktar);

– боевиков-«джихадистов» и наёмников из Сирии и Ливии.

При этом Баку скорее используется как политический инструмент Эрдогана для достижения своих геополитических целей и продвижения «пантуранского» проекта на восток, на север и на юг. Естественно, все заинтересованные страны с тревогой отслеживают происходящее и продумывают упредительные меры.

Эрдоган, видимо полагает, что пока находится в выигрышной позиции в Закавказье, поскольку его союзник в лице Баку добился некоторых успехов в Карабахе, которые необходимо должным образом закрепить. Турецкий лидер стремится нарастить свой политический вес в регионе до, как минимум, равного российскому. С этой целью настойчиво и последовательно проталкивается идея смены формата переговоров по Нагорному Карабаху.

Об этом в полной мере свидетельствуют последние события на политико-дипломатическом треке. Президент Турции Тайип Эрдоган предложил российскому лидеру Владимиру Путину создать совместную рабочую группу для урегулирования ситуации в Нагорном Карабахе, утверждает телеканал CNN Turk со ссылкой на турецкие дипломатические источники. По его данным, это предложение президент Турции озвучил 7 ноября в ходе телефонных переговоров с президентом России, которые состоялись. Турецкий лидер заявил Путину, что Армения должна уйти с оккупированных азербайджанских территорий, «а контрнаступление Азербайджана ограничено его территорией». Эрдоган также отметил, что руководство Армении необходимо убедить сесть за стол переговоров «с позиции здравого смысла» и подчеркнул, что это является ключом к прекращению конфликта и стабилизации в регионе.

Таким образом, Анкара, хочет сломать переговорный формат Минской группы ОБСЕ и, по-прежнему оставаясь противницей мирного урегулирования конфликта. Из сообщения CNN Turk следовало, что Москва якобы приветствовала такую возможность и согласилась на создание вышеупомянутой группы с участием Анкары. Вечером 10 ноября, после серии интенсивных консультаций, было опубликовано совместное заявление лидеров России, Азербайджана и Армении о прекращении огня в Нагорном Карабахе, предусматривающее, среди прочего, «строительство новых транспортных коммуникаций, связывающих Нахичеванскую Автономную Республику с западными районами Азербайджана». Кроме того, 11 ноября министры обороны России и Турции Сергей Шойгу и Хулуси Акар подписали меморандум о создании совместного центра по контролю за соблюдением режима прекращения огня в Нагорном Карабахе. «Решение о создании совместного мониторингового центра позволит осуществлять надежный контроль за соблюдением сторонами режима прекращения боевых действий и сформирует твердую основу для урегулирования застарелого конфликта», — приводит РИА Новости слова главы российского военного ведомства. Создаваемый на территории Азербайджана центр будет вести сбор, обобщение и проверку информации о соблюдении режима прекращения огня, рассматривая  различные проблемы, связанные с нарушениями договоренностей. И в Баку, и в Москве заявляют, что создание центра не означает введения в Карабах турецких военных, однако не стоит недооценивать решительности и изворотливости турецкого лидера, преисполненного решимости закрепить своё присутствие на Кавказе, с целью реализации долгосрочных целей геополитической экспансии.


Автор: Давид Петросян
Источник:  https://vpoanalytics.com 

Возврат к списку

Важные новости
Актуальные новости
AlfaSystems massmedia K3FN2SA