Грузинская оппозиция ищет поддержки Запада перед выборами. Но вмешалось ЧП

Почти до середины марта главной темой политической повестки дня в Грузии были предстоящие нынешней осенью парламентские выборы.

Грузинская оппозиция ищет поддержки Запада перед выборами. Но вмешалось ЧП

Почти до середины марта главной темой политической повестки дня в Грузии были предстоящие нынешней осенью парламентские выборы, а точнее вопрос, по какой системе будут проведены эти выборы и кто в итоге займет места в законодательном органе следующего созыва. Уверенное нашествие на мир коронавируса многое поставило под вопрос, и в том числе проведение выборов. С 21 марта по 21 апреля включительно в стране введено чрезвычайное положение, а когда оно закончится, сегодня никто точно и вразумительно ответить не в состоянии.

Пика своего распространения в Грузии, как и во многих странах мира, если не считать Китая, коронавирус пока не достиг. Эпидемиологи утверждают, что пиковый период наступает спустя восемь недель после выявления в той или иной стране первого случая заболевания. Следовательно, в Грузии, где первый факт заражения коронавирусом был подтвержден 26 февраля, пока начинается лишь «предпиковый период». И специалисты не исключают, что в течение следующих недель случаи инфицирования граждан будут расти быстрее, чем до сих пор.

В этой ситуации в стране уже приняты достаточно жесткие ограничительные меры, в рамках которых три муниципалитета посажены на карантин. Предприятия, учреждения и организации, за небольшими исключениями, прекратили работу либо перешли на дистанционную деятельность. В непонятном и неопределенном режиме функционирует и парламент. В последний раз законодатели собрались для утверждения приказа и декрета президента Грузии о введении в стране чрезвычайного положения, после чего на страничке анонсов все информации о планируемых в парламенте мероприятиях исчезли. И в этих условиях главная предпосылка «легитимного» проведения парламентских выборов 2020 года – внесение в Конституцию страны очередных поправок – тоже оказалась под вопросом.

Эти поправки были тщательно согласованы оппозицией и правящей партией 8 марта на встрече в резиденции посла США, в присутствии руководителя представительства ЕС в Грузии и еще нескольких иностранных дипломатов, и оформлены в виде меморандума и совместного заявления. Правящая «Грузинская мечта» обязалась обеспечить проведение выборов 2020 года если не совсем по новой, то по видоизмененной смешанной системе. Это значит, что в парламент следующего созыва вместо 77 депутатов по пропорциональным спискам должны быть избраны 120 депутатов, а количество мажоритарных мандатов должно сократиться с 73 до 30. Соглашением предусмотрены и другие «одноразовые» условия – понижение избирательного барьера до 1%, которое, как надеется оппозиция, позволит «избраться» в парламент многим ее союзническим «мелким» партиям, а также введение 40% порога на формирование парламентского большинства и, соответственно, правительства. В оппозиции уверены, что «Грузинская мечта» этот порог точно преодолеть не сумеет, и исходят из результатов исследований зарубежных, в основном американских, неправительственных организаций, фиксирующих понижение доверия населения к нынешней власти, а одновременно – «солидные результаты поддержки» для оппонентов «Грузинской мечты».

До введения в стране чрезвычайного положения политическая жизнь Грузии находилась под пристальным вниманием со стороны США и членов Евросоюза. Западные партнеры, опираясь на предоставляемую им грузинской оппозицией информацию, за последние месяцы направили правительству «Грузинской мечты» не одно предупредительное и осуждающее послание, призывая к соблюдению норм демократии и выполнению собственных обещаний. Особенно обещания изменения избирательной системы, которое публично дал председатель правящей партии «Грузинская мечта» Бидзина Иванишвили на фоне акций протеста, поводом для которых оппозиция во главе с верными соратниками экс-президента Михаила Саакашвили избрала визит в Тбилиси депутата Госдумы России Сергея Гаврилова.

Тогда Б. Иванишвили предложил провести парламентские выборы 2020 года по пропорциональной системе с нулевым избирательным барьером. Правда, выполнить это обещание лидера партии правительство «Грузинской мечты» не смогло либо не пожелало, как считают оппоненты, и соответствующий законопроект был провален парламентом. Но все это – известные страницы недавней политической жизни Грузии. Сегодня же – с введением ЧП – многое радикально изменилось. В том числе ослабло или почти исчезло внимание западных партнеров к тому, что происходит на политической арене Грузии в настоящее время. Каждая страна озабочена собственными проблемами и занята собственной борьбой с опасным вирусом.

Тот прессинг, которому до недавнего времени подвергалось правительство «Грузинской мечты», особенно со стороны стратегических партнеров, местные аналитики оценивают по-разному. Одни видят в нем лишь дружеские наставления и советы с целью приведения политической жизни Грузии в соответствие с западными стандартами. По мнению других же, налицо: а) явное желание США и ЕС провести в будущий парламент Грузии те партии, которые они считают своими союзниками, б) противодействие вхождению в законодательный орган сил, более лояльных по отношению к России.

Так, например, бывший начальник администрации экс-президента Эдуарда Шеварднадзе, ныне руководитель Института стратегии и управления политолог Петре Мамрадзе считает, что США никакого давления на политическое руководство Грузии не оказывают. «Я наблюдаю за процессами и знаю ситуацию уже 28 лет и могу точно сказать, что администрация США никакого давления на Грузию оказать не пытается. Другое дело, что кое-каким силам удобно ссылаться на Вашингтон и говорить, что это он так решил. Ничего этого не происходит», – заявил П. Мамрадзе в беседе с корреспондентом «Ритма Евразии».

Что касается посланий, которыми американские конгрессмены и сенаторы буквально засыпали правительство Грузии до начала пандемии и которые касались выполнения обязательства по переходу на пропорциональную избирательную систему, политолог рассматривает их как стандартные обращения законодателей – членов группы друзей Грузии, которые обеспокоены защитой прав человека, свободой СМИ и проведением в стране независимых выборов.

«Когда Джордж Буш уходил с поста президента осенью 2008 года, авторитарные стремления Саакашвили американской администрации уже были хорошо известны, и по инициативе Дж. Буша в январе 2009 года была подписана Хартия о стратегическом партнерстве между США и Грузией. Это свидетельствует о том, что администрация Буша и Сенат США точно знали о том, что происходит в Грузии, и зафиксировали в документе обязательство по обеспечению независимости судов, прозрачности СМИ и защите прав человека. В последнее время конгресс и сенат неоднократно отмечали, что после 2012 года, когда к власти пришла «Грузинская мечта», страна встала на путь демократизации и добилась успехов на этом пути. Так что такое отношение со стороны отдельных членов сената и конгресса назвать давлением никак нельзя, – уверен П. Мамрадзе. – Но, когда правящая партия своими руками проваливает подготовленный ею соответствующий законопроект, естественно, у друзей из США возникают законные вопросы. И они просят объяснить, что происходит».

По его оценке, за годы своего правления «Грузинская мечта» с «сухим счетом» проиграла «нацистам» (так П. Мамрадзе называет партию экс-президента М. Саакашвили «Единое национальное движение» и отколовшиеся от нее за годы нахождения в оппозиции многочисленные партии) в общении с Западом. «И в администрации США, и в сенате и конгрессе, и в Европарламенте нацисты Саакашвили полностью забили и оттеснили «Грузинскую мечту» Иванишвили», – пояснил П. Мамрадзе.

По мнению политолога, правительство «Грузинской мечты» все свои действия рассматривает с оглядкой на Бидзину Иванишвили и пытается предугадать, понравится ли то или иное действие или решение «хозяину» или нет. Сам Б. Иванишвили, как председатель партии, по словам П. Мамрадзе, практически ни во что не вмешивается.

Более того, сейчас, в условиях наступления коронавируса, ситуация в управлении страной резко изменилась, убежден политолог. Иванишвили полностью положился на людей, которых знает лично и которым доверяет, и они действуют без оглядки на «хозяина». «Иванишвили лично знаком и с Тенгизом Церцвадзе (основатель центра инфекционных патологий и СПИДа Грузии. – И.М.), и с Амираном Гамкрелидзе (бывший глава Минздрава, ныне директор Национального центра по контролю заболеваний. – И.М.), знает, что у них большой опыт и организаторские способности, и полностью им доверяет. Это знают все, в том числе премьер-министр Гахария, которому Иванишвили тоже доверяет. Имея зеленый свет от хозяина, они сумели задействовать систему на полную мощность и добились неплохих результатов, заслужив одобрение во всем мире», – считает П. Мамрадзе.

Говорить сегодня о том, как могут закончиться выборы 2020 года, политолог считает ненаучным занятием, так как пандемия своего пика еще не достигла, поэтому неизвестно, состоятся ли парламентские выборы в Грузии вообще в октябре этого года. Но все же предполагает, что если в борьбе с коронавирусом правящая партия заработает доверие со стороны собственного населения, то ее шансы на победу значительно возрастут.

В том, что парламентские выборы в Грузии пройдут в определенный ранее срок, сегодня сомневается и независимый грузинский эксперт Заал Анджапаридзе. «Если в конце мая – начале июня ситуация с распространением коронавируса не будет взята под контроль, то будет очень трудно говорить о полноценной предвыборной кампании, так как пока мы не знаем прогноза эпидемиологов, и есть вероятность, что режим чрезвычайного положения продлится еще на некоторое время. А в таком случае даже принятие обещанных поправок в Конституцию окажется под вопросом», – заявил в беседе с корреспондентом «Ритма Евразии» З. Анджапаридзе.

Влияние и воздействие на политическую жизнь Грузии со стороны США и ЕС эксперт подтверждает. «США и Евросоюз пристально следят за политическими процессами в Грузии. Для них критически важно, чтобы в результате парламентских выборов к власти не пришли и не обрели здесь значительное влияние те силы, которые более лояльно относятся к России, если можно так выразиться, являются менее прозападными и более прагматичными в отношениях с Россией, силы, которые не захотят инициировать конфликты с Россией из-за политических конъюнктурных соображений. С другой стороны, для США и Евросоюза важно иметь в парламенте представительство тех сил, которых они считают своими союзниками. А это «Национальное движение», отколовшаяся от него «Европейская Грузия» и еще несколько более мелких партий. Думаю, Вашингтон и Брюссель сделают все от них зависящее, чтобы эти партии были в достаточной степени представлены в парламенте», – отметил эксперт.

 Свидетельством такого отношения Запада З. Анджапаридзе считает то давление, которому подвергалась все предыдущие месяцы правящая партия «Грузинская мечта», с тем, чтобы та пошла на уступки оппозиции. Оппозиция же представлена именно «Национальным движением» и состоящими с ней в тесном союзе или имеющими с ней общее происхождение партиями.

По оценке эксперта, аналогичная ситуация была в Грузии и на предыдущих парламентских выборах, в результате которых в парламент была проведена партия экс-президента Михаила Саакашвили, в дальнейшем распавшаяся на два формально отдельных крыла – «Национальное движение» и «Европейскую Грузию».

Заал Анджапаридзе не исключает и худшего для «Грузинской мечты» исхода предстоящих парламентских выборов (если, конечно, они состоятся). «Не исключен и другой вариант. Если, скажем, влиятельные группы убедят администрацию Д. Трампа, что «Грузинской мечте» нельзя идти на третий срок, тогда может быть задействован план «Б» – признание выборов нелегитимными и другие сценарии, в том числе революционный. Но я бы очень осторожно отнесся к этой версии, так как в данных условиях в Грузии нет плодородной почвы для революционного сценария. И на Западе не могут этого не знать. А на дворе сегодня не 2003 год, и население Грузии никакого желания возвращения к власти Михаила Саакашвили и его «Национального движения» не испытывает. Так что, если вскроется, что эта партия пользуется поддержкой Запада, это приведет к значительному росту в Грузии антизападных и евроскептических настроений», – пояснил З. Анджапаридзе. На Западе это наверняка учитывают и постараются выработать более гибкую в сложившихся условиях линию поведения.

Значительные коррективы в политические планы вносит всеобщая занятость усиленной борьбой с неизвестным и малоизученным вирусом. Политическая повестка дня в стране временно отодвинута на второй план. Но о ней хорошо помнит грузинская оппозиция. Соратники экс-президента Саакашвили периодически напоминают народу о своем существовании и выдвигают те или иные идеи борьбы с коронавирусом, возвращения на родину эмигрантов, массового тестирования населения, антикризисные планы и многие другие политически мотивированные инициативы, на которых заостряют внимание лишь оппозиционно настроенные телеканалы.

Правительство Грузии на уколы оппозиции отвечает коротким и категорическим отказом и продолжает действовать по собственным планам и собственной повестке дня. Последнюю диктует режим чрезвычайного положения. А население страны, запертое по домам и квартирам, перешло в «режим ожидания».


Источник: https://www.ritmeurasia.org/

Возврат к списку

Важные новости
Актуальные новости
AlfaSystems massmedia K3FN2SA