Власть и оппозиция: что ждет Абхазию после выборов

В понедельник 9 сентября Центризбирком Абхазии обнародовал результаты президентских выборов: кампания состоялась, победителем гонки признан действующий глава республики Рауль Хаджимба. Обращение его оппонента Алхаса Квицинии о проведении повторных выборов ЦИК отклонил. Учитывая, что и в первом, и во втором туре оба соперника шли практически наравне, а решающей оказалась разница всего в тысячу голосов, итоги выборов оставляют массу поводов для недовольства граждан. О том, почему в Абхазии в очередной раз случился электоральный раскол, и как в дальнейшем будет развиваться политическая ситуация в республике, читайте в статье кандидата исторических наук Сергея Маркедонова.

Власть и оппозиция: что ждет Абхазию после выборов

Прошлое и настоящее


8 сентября в Абхазии завершилась кампания по выборам президента республики. На этот раз потребовалось два тура, чтобы определить победителя. По итогам голосования действующий глава Абхазии Рауль Хаджимба подтвердил свой мандат. Несмотря на скандальное начало выборов, недовольство властями, наличие сильных оппозиционных кандидатов, действующему президенту удалось пройти через все выпавшие испытания на его долю испытания.

Но так ли прочны позиции старого нового главы республики? Означает ли его электоральный успех укрепление стабильности? Или, напротив, Абхазию уже в ближайшем будущем ожидают протестные акции и попытки смены власти за рамками выборного формата?

Прецеденты в новейшей абхазской истории уже имелись. Как правило, специалисты по политическим процессам в де-факто государствах отсылают нас к опыту 2004-2005 гг., когда массовое недовольство итогами выборов привело к формированию «парадоксальной коалиции» вчерашних соперников Сергея Багапша и Рауля Хаджимбы. Тогда они разделили между собой позиции президента и вице-президента. Но не менее важным кейсом следует признать и уход в отставку Александра Анкваба в 2014 г. под давлением оппозиционных протестов.

Между тем оба этих события в той или иной степени оказали влияние на завершившиеся выборы, и, скорее всего, они будут влиять на актуальную абхазскую политику в ближайшем будущем. Ведь и в 2004 г., и через десять лет, и сегодня ключевые фигуранты абхазской политики во многом все те же. Те, кто в свое время формировался как политики под сенью харизматичного отца-основателя постсоветской Абхазии Владислава Ардзинбы, и те, кто шел рука об руку с Александром Анквабом. В значительной степени кампанию 2019 г. экс-президент Анкваб рассматривал как возможность поквитаться за свою неудачу пятилетней давности. Эта попытка провалилась. Впрочем, итоги завершившейся кампании далеко не так однозначны, а электоральная арифметика намного сложнее арифметики классической.

Тернистый путь к власти


К своему президентству Хаджимба шел тернистой дорогой. Наверное, по части преодоления барьеров на пути к власти в нынешней Абхазии с ним мог бы поспорить только Анкваб. Казалось бы, пятнадцать лет назад у нынешнего президента республики открывались блестящие перспективы. На него как на фактического преемника указал сам Ардзинба. Он обладал и достаточным административным ресурсом, занимая пост премьер-министра, и имел практически безоговорочную поддержку Кремля.

В то время Москва с опаской смотрела на выборы в де-факто государствах, и всякая конкуренция виделась в свете «цветных революций» и возможной смены внешнеполитического вектора. Время и опыт (порой, сопряженный с многочисленными ошибками) показали, что выборы и конкуренция не тождественны «грузинофильству» и «вестернизму» абхазских и югоосетинских элит.

Однако все эти преимущества Хаджимбе не помогли. Преемником первого президента республики он не стал. Более того, он был вынужден пойти на уступки своему основному сопернику – Багапшу. К слову сказать, в той «парадоксальной коалиции» специально под Хаджимбу были расширены функции вице-президента: он курировал силовые структуры республики. При этом, формально находясь на второй должности в Абхазии, он позволял себе осторожную критику в адрес Багапша (в частности, за кадровые перекосы в пользу своих соратников).

Затем был пятилетний период пребывания Хаджимбы в оппозиции, во главе «Форума народного единства». Как оппозиционер он показал себя весьма эффективным политиком: массовые акции, обращения к России как к арбитру нарастали по мере приближения зимней Олимпиады в Сочи, но по просьбе Москвы оппоненты главы республики «взяли паузу», чтобы затем вновь усилить давление на власти. В итоге все увенчалось отставкой Анкваба. После нее Хаджимба аж с четвертой попытки выиграл, наконец, выборы. Надо ли объяснять, сколь щепетилен он во всех вопросах, касающихся власти?

Электоральный раскол


Хаджимба стал четвертым по счету президентом Абхазии. В истории республики за все время после распада СССР было немало общественных протестов. Этим здесь никого не удивишь. Но именно Хаджимба войдет в историю, как президент, переживший рекордное количество массовых выступлений и требований досрочной отставки.

Практически вся его первая «пятилетка» прошла под этими лозунгами. Ни один из них не дошел до практической реализации: оппозиции не удалось даже провести референдум о доверии первому лицу. Но это вопрос, скорее, к договороспособности и амбициям оппонентов власти, чем к ее высокой популярности. Она просто неплохо распорядилась ошибками оппозиционеров.

Но самое главное – Абхазия, как и пять, и пятнадцать лет назад, пришла к выборам президента в состоянии электорального раскола фактически пятьдесят на пятьдесят.

В 2014 г. Хаджимба победил в первом туре, но его результат лишь немногим превосходил уровень в 50%, тогда как его основной конкурент, Бжания, набрал порядка 36%. Более того, многие из тех, кто голосовал против Хаджимбы, считали отставку Анкваба незаконной, рассматривали ее, как де-факто переворот. Отсюда и радикальные призывы, сопровождавшие их деятельность на протяжении 2014-2019 гг.

В первом туре нынешних президентских выборов Хаджимба занял первое место, но получил почти вполовину меньше своего уровня пятилетней давности (23,85%), тогда как два представителя оппозиции Алхас Квициния и Олег Аршба совокупно набрали 43,57% (соответственно 21,97 и 21,60% голосов). Казалось бы, теперь у оппозиции все козыри на руках.

Выборы начались со скандала, первоначальный срок голосования был перенесен. По республике поползли слухи о возможной причастности властей к отравлению одного из фаворитов кампании, успевшего к тому же выстроить прагматические отношения с Москвой. Более того, первый тур давал поводы для оптимизма. Совокупный потенциал представителей оппозиции впечатлял. Но удача отвернулась от оппонентов Хаджимбы.

Когда ЦИК начал оглашение итогов голосования, главный конкурент действующего президента, лидер партии «Амцахара» («Родовые огни») Квициния заявил, что оспорит результаты в суде. Во втором туре Хаджимба получил 47,39%, тогда как его оппонент – 46,19%. Это перевес менее чем в одну тысячу голосов! Замечу, что в Абхазии, в отличие от России, есть графа «против всех», и этот «кандидат» получил порядка трех тысяч голосов. Непростая головоломка как для членов ЦИК Абхазии, так и для общественно активных граждан.

Фактор закулисья


Но как и кто ни складывал бы сегодня цифры, тот факт, что оппозиция провалила работу между первым и вторым туром, никуда не деть. И здесь необходимо коснуться еще одной особенности выборов-2019.

Впервые в Абхазии на президентских выборах важны были не только и даже не столько сами участники избирательной гонки, сколько неформальные лидеры.

В выборах не смогли принять участие Бжания (по состоянию здоровья) и Анкваб (в силу возрастных ограничений). Но они решительно влияли на штабы соответственно Квицинии и Аршбы. Все это затрудняло переговоры и согласование общих действий. В итоге Аршба заявил о поддержке Квицинии во втором туре лишь к вечеру 5 сентября. С учетом «дня тишины» на согласованную кампанию времени практически не оставалось, чем не преминула воспользоваться власть, собрав к тому же голоса тех, кто в первом туре проголосовал за шесть кандидатов вне упомянутой выше первой тройки (Хаджимба, Квициния, Аршба).

Развилка для победителя


Тем не менее, какие бы амбиции ни вредили оппозиционерам, и как бы власть ни использовала огрехи своих оппонентов и критиков, без учета трех фактов (общественного раскола, снижения уровня популярности «старого нового президента» и наличия значительного оппозиционного ресурса) второй срок Хаджимбы будет переполнен острыми проблемами.

Уже в ближайшем будущем пройдет оспаривание итогов голосования. Допустим, ЦИК и власти докажут, что все результаты безупречны. Но спор между властью и оппозицией в Абхазии имеет глубокие корни. И помимо выборной тематики, нет сомнения, найдутся другие поводы для недовольства.

Абхазская история не раз показывала, как власти и оппозиция, меняя друг друга, повторяют одинаковые критические аргументы.

Когда оппозиционером был Хаджимба, он и его сотоварищи обличали Анкваба в излишней «либеральности» по отношению к предоставлению этническим грузинам (мегрелам) абхазского гражданства. Став президентом, он сам стал получать обвинения в том же самом со стороны соратников бывшего руководителя республики.

Схожим образом обсуждается и проблема асимметричного союзничества с Россией. В Сухуми нет разночтений относительно внешнеполитического выбора: Москва видится безальтернативным гарантом безопасности и экономического развития Абхазии. Однако оппозиция, как правило, жестче оценивает такие перспективы, как широкое проникновение российского бизнеса в республику, фактически ее «открытие» для «чужаков». В этом контексте можно вспомнить дискуссии вокруг заключения двустороннего договора с Россией, по которому, к слову сказать, россияне не получили доступа к абхазскому рынку недвижимости и права на двойное гражданство.

Между тем, все эти дилеммы (выбор между этноцентризмом и гражданской нацией, изоляционизмом и открытостью) касаются стратегического пути развития Абхазии. Очевидно, что занятия по перекладыванию ответственности не помогают продвижению распутывания этих узлов. И также очевидно, что без солидарной ответственности всех групп абхазского политического класса такая работа неосуществима.

Таким образом, сегодня победитель президентской гонки стоит перед развилкой: либо опора на свой «ядерный электорат», верных соратников, либо приглашение к широкой национальной коалиции для достижения (или хотя бы фундаментальной постановки) задач развития.


Источник: https://eurasia.expert/
Автор: Сергей Маркедонов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра евро-атлантической безопасности Института международных исследований МГИМО

Возврат к списку

Важные новости

Актуальные новости

AlfaSystems massmedia K3FN2SA