Европа между Баку и Ереваном: чьи аргументы окажутся сильнее?

С пафосом отметив десятилетие ориентированной на шесть бывших республик (включая три кавказских) программы «Восточное партнерство», бюрократические структуры Европейского союза инициировали «широкие и инклюзивные структурированные консультации» относительно будущего своей политики на Востоке.

Европа между Баку и Ереваном: чьи аргументы окажутся сильнее?

В общем и целом констатируется ее взаимовыгодный характер и реальные преимущества для граждан включенных в «Восточное партнерство» Грузии, Армении, Азербайджана, Беларуси, Молдовы и Украины, прогресс в развитии их экономик, государственного управления, гражданского общества и т.д. В то же время очевидны и проблемы, что побудило уходящего главу Европейской комиссии Жан-Клода Юнкера начать дискуссию по поводу перспектив программы, которая, как известно, не предполагает полной интеграции ее участников в Евросоюз. Предложения могут подавать все желающие до 31 октября 2019 года параллельно «специализированным консультационным мероприятиям». На основе этих предложений предполагается составить документ, определяющий новые предметно-целевые ориентиры для «Восточного партнерства» за горизонтом 2020 года.

Все это, скорее всего, свидетельствует об определенном кризисе идей в Брюсселе, где готовятся к очередной пятилетней «пересменке». Так, люксембуржец Жан-Клод Юнкер осенью уступит место главы Еврокомиссии 60-летней немке, бывшему министру обороны Германии Урсуле фон дер Ляйен, первой женщине на этом посту, давней соратнице Ангелы Меркель и убежденной стороннице «жесткой линии» по отношению к Москве. Пост председателя Европейского центрального банка достанется француженке, плотно интегрированной в международные финансовые структуры 63-летней главе МВФ Кристин Лагард. Европарламент возглавит итальянский социалист Давид Сассоли, не скрывающий своей неприязни к набирающим популярность (как в Западной, так и в Восточной Европе) «новым правым». За внешнюю политику ЕС вместо итальянки Федерики Могерини будет отвечать 72-летний министр иностранных дел Испании, социалист с американским дипломом Жозеп Боррель Фонтальес. Примечательно, что этот выходец из Каталонии категорически отвергает право своей «малой родины» на самоопределение и, очевидно, будет руководствоваться принципом «территориальной целостности» также и при оценке конфликтов на постсоветском пространстве. Наконец, во главе Европейского совета вместо поляка Дональда Туска встанет 43-летний бельгийский премьер Шарль Мишель. Подчеркивая свою приверженность идеям скорейшей интеграции бывших советских республик в Европу, бывший глава польского правительства называл себя «проукраинским маньяком», а будучи недавно в Баку, Туск в очередной раз озвучил выгодные Азербайджану формулировки по карабахскому вопросу, вызвавшие обеспокоенность у армянских экспертов.

Примечательно, что в процессе кадрового обновления руководящих органов европейского интеграционного объединения, не обошедшегося без склок и скандалов, были демонстративно проигнорированы выходцы из восточноевропейских (в том числе прибалтийских) стран. Начиная с 2020 года, бюджетом Евросоюза предполагается существенное урезание дотаций «младоевропейцам», включая традиционно активных на Кавказе поляков, что может негативно сказаться на реализации программы «Восточное партнерство». Равно как и предстоящий Brexit (долгоиграющий процесс выхода из ЕС Великобритании), устранением негативных последствий которого для внутреннего единства ЕС серьезно озабочены в Берлине и Париже. По мнению многих наблюдателей, без Великобритании Евросоюз превратится во франко-немецкое предприятие с доминированием Германии, а страны поменьше будут маневрировать между нею и Францией. В общем и целом именно это и происходит, однако брожение в Восточной Европе в связи с предстоящим сокращением дотаций чревато проблемами с внутренним единством в Евросоюзе. Не стоит забывать и об активной политике на европейском направлении американской администрации, опирающейся именно на «младоевропейцев» (в частности, на ту же Польшу) в своем стремлении удерживать «старую Европу», прежде всего Германию, от излишней самостоятельности.

Характеризуя политику Брюсселя в бывшем советском Закавказье, специалисты подчеркивают ее взаимосвязь с поддержкой со стороны США, НАТО и международных финансовых организаций, без которой позиции ЕС в регионе были бы куда менее привлекательными для местных элит. Еще одно обстоятельство связано с противоречием между экономическими интересами европейцев, обусловленными необходимостью создания обходящей Россию энергетической и транспортной инфраструктуры, и демократической риторикой, слабо соответствующей местным политическим реалиям. Интересно, что процесс подготовки Ассоциативного соглашения между Брюсселем и Баку, похоже, притормозился, в том числе – под влиянием сил, продвигающих «ценности демократии и прав человека» даже в ущерб прагматичным интересам европейского бизнеса и политиков. Тем не менее, поставки азербайджанского газа в Турцию по трубопроводу TANAP начались в 2018 году, а в Европу по «Южному газовому коридору» – ожидаются в 2020 году. Заявляя о равной удаленности (или, напротив, равной приближенности) к основным центрам политического и экономического влияния, исходя из прагматических соображений, Азербайджан наращивает лоббистские усилия в Европе, включая традиционно считавшуюся «проармянской» Францию, а также Германию. В частности, в марте в Париже побывала первый вице-президент и первая леди Мехрибан Алиева, в послужном списке которой – сопредседательство в депутатской группе дружбы Франция – Азербайджан и определенные связи среди французских политиков. В конце мая в послании, адресованном Ильхаму Алиеву по случаю праздника независимости, президент Эммануэль Макрон выразил надежду на скорейшее обсуждение в Баку актуальных вопросов двусторонних отношений. В июне французские суды аннулировали меморандумы некоторых городов о дружбе и сотрудничестве с населенными пунктами Республики Арцах (всего с 2013 года заключено 13 подобного рода соглашений), что вызывало протесты на Апшероне. «С одной стороны, есть влиятельная армянская диаспора Франции (порядка 600 000 человек). С другой стороны – важный для Франции экономический партнер: большая часть французской торговли в Кавказском регионе приходится именно на Баку, который обладает существенными энергетическими ресурсами», – так описывало возникшую дилемму издание Le Monde.

29 июля в Баку состоялась встреча Ильхама Алиева с делегацией во главе с министром экономики и финансов Французской Республики Брюно Ле Мэром; в ходе визита был подписан ряд инвестиционный соглашений, в том числе – в ненефтяном секторе прикаспийской страны. Более того, в некоторых средствах массовой информации появились публикации о возможных продажах Францией оружия Азербайджану, что вызвало обеспокоенность внешнеполитического ведомства Армении. Там напомнили, что еще 5 февраля этого года в ходе мероприятия, организованного Координационным советом армянских организаций Франции, президент Макрон отметил, что его страна строго соблюдает свои обязательства по эмбарго на поставки вооружений в регион карабахского конфликта. «Франция не единственная страна-сопредседатель, продающая оружие Азербайджану, Россия также продает оружие, но Россия также продает оружие и Армении. Недопустимо, чтобы Франция могла продавать оружие Азербайджану. По этому вопросу у нас конфликт с французскими властями. Эммануэль Макрон пообещал нам, что Азербайджану не будут продавать оружие, которое будет использовано против Арцаха, для убийства армян», – отметил в недавнем интервью сопредседатель совета, главный редактор журнала «Nouvelles d’Armenie» Ара Торанян. Обещания – это конечно, хорошо, однако при принятии решений политики зачастую руководствуются не ими, а прагматическими интересами. Несмотря на широкую известность армян в политической, интеллектуальной и культурной элите Франции, в экономической сфере все далеко не радужно. «В списке экономического сотрудничества с Арменией Франция находится позади. Когда мы учитываем потенциал армянской общины во Франции, то видим, что существующие экономические связи слабы», – сказал А. Торанян, добавив, что армянская община ожидает более значительных инвестиций со стороны французских кампаний в Армению.

Как известно, любое сотрудничество – улица с обоюдным движением, и в Армении надеются на реализацию подписанного в конце 2017 года Соглашения о всеобъемлющем и расширенном сотрудничестве, около 80 % положений которого находятся в процессе реализации. «Это важное соглашение способствует росту политического и экономического диалога и партнерства с ЕС. Вопрос о полном вступлении соглашения в силу является скорее техническим, поскольку он практически вступил в силу. Почему? Потому что у нас уже есть механизм – предварительное приложение», – заявил министр иностранных дел Армении Зограб Мнацаканян в интервью «Германскому Фонду Маршалла» в Америке. Согласована и принята дорожная карта» реализации соглашения, и ее осуществление уже началось. Впрочем, как мы знаем, в том числе из российского опыта, само по себе написание дорожных карт и даже красивая отчетность отнюдь не гарантируют сколь-нибудь эффективного решения соответствующих целевых задач.

Как отмечают некоторые эксперты, продуктивной внешнеполитической работе органов государственной власти в Армении зачастую препятствует недостаточный профессионализм многих чиновников и депутатов при излишней склонности к самопиару. В результате, мягко говоря, не вполне удачные для Армении документы, принимаемые европейскими структурами, выдаются за «достижения» и «успешные попытки продвижения армянских интересов в ЕС». К примеру, резолюция недавней ежегодной сессии Парламентской ассамблеи ОБСЕ призывает «стороны конфликтов вступить в переговоры добросовестно, без предварительных условий, с целью достижения всеобъемлющего и прочного мира при полном уважении суверенитета, территориальной целостности и нерушимости международно признанных границ Грузии, Украины, Азербайджана и Республики Молдова». По словам депутата от «Просвещенной Армении» Армана Бабаджаняна, не только внешнеполитическое ведомство, но и парламент не может похвастаться продуктивным диалогом даже с европейскими странами, имеющими для Армении ключевое значение. Не ведется системного взаимодействия с научно-аналитическими и экспертными центрами, что в полной мере проецируется на уровень контактов с отдельными государствами, в том числе считающимися дружественными или нейтральными. И не приходится удивляться тому, что отсутствие должной активности Еревана на европейских площадках создает дополнительные возможности для противоборствующей стороны.

Впрочем, едва ли это волнует западных авторов, озабоченных якобы «односторонним» влиянием России на Армению. Учитывая сохраняющуюся осмотрительность Москвы в диалоге с Ереваном, европейские программы технической поддержки и укрепления демократии могли бы быть и более жизнеспособными, и чрезвычайно выгодными, говорится в аналитической записке Ричарда Гирагосяна, опубликованной на сайте Европейского совета по международным отношениям и озаглавленной «Парадокс власти: Россия, Армения и Европа после «бархатной революции». Брюссель должен действовать быстро, чтобы обеспечить политическую поддержку «демократическому переходу Армении, которая могла бы стать примером в рамках «Восточного партнерства», утверждает глава Центра региональных исследований, усматривающий шансы для Еревана постепенно ослаблять связи с Россией, параллельно наращивая их с Европой. Проживающий в Армении американский аналитик дает европейским партнерам советы, каким именно образом помочь «постреволюционной» Армении, не вызывая подозрительности со стороны Москвы. Здесь и техническая экспертиза принимаемых решений посредством специальной консультативной группы, и тренинги для считающихся новичками в политике армянских парламентариев с выявлением перспективных лидеров, и административно-законодательная реформа, и обучение следователей и судей передовым антикоррупционным практикам, и стимулирование инноваций, и многое другое.

Все бы хорошо, но многие программы «успешно» реализовывались и при прежних властях, продемонстрировавших, в конечном итоге, свою полную управленческую несостоятельность. Вспомним хотя бы конституционные реформы, разрабатывавшиеся с привлечением экспертов Общества по техническому сотрудничеству Германии. А недавно министр юстиции Рустам Бадасян написал на своей странице в Facebook о формировании специальной группы, которой предстоит заняться разработкой очередных конституционных реформ. Как это скажется на повседневной жизни армянских граждан – вопрос риторический, но, видимо, эта «музыка» будет отныне вечной. Аналогичная ситуация с судебной реформой: как следует из слов покидающего свой пост главы делегации ЕС в Армении Петра Свитальского, деньги на это благое дело вроде бы будут выделяться, однако что и как реформировать – не совсем понятно, ибо «в Европе нет единой модели надлежащим образом работающей системы правосудия». И подобных немаловажных вопросов масса, в том числе вызывающих разногласия – таких, как задержка с либерализацией визового режима либо же требование Брюсселя закрыть Мецаморскую АЭС, о чем мы писали в майском номере «Ноева Ковчега».

С учетом же того, что сегодня и сам Европейский союз находится далеко не в лучшей форме, все больше напоминая «Воронью слободку» из романа Ильфа и Петрова, ответ на вопрос о том, какими в действительности хотят видеть Армению и Кавказ в целом европейские партнеры, как минимум остается открытым...


Источник: http://www.kavkazoved.info
Автор: Андрей Арешев

Возврат к списку

Важные новости

Актуальные новости

AlfaSystems massmedia K3FN2SA