Иран – ЕАЭС: геополитические грани экономического партнерства

Недавнее включение Ирана в зону свободной торговли (ЗСТ) с ЕАЭС, зафиксированное 1 октября в ходе заседания Высшего Совета Евразийского Экономического Союза в Ереване, с участием Президента Ирана Хасана Роухани, кардинально расширяет географию и усиливает трансграничную значимость евразийской экономической интеграции.

Иран – ЕАЭС: геополитические грани экономического партнерства

Отдельный вопрос – геополитическая значимость такой зоны, чему в Тегеране придают первостепенную важность. В выступлении перед отлётом в Ереван Х. Роухани подчеркнул беспрецедентный характер вступления в межгосударственное экономическое объединение – впервые за 40 лет, после «Исламской революции» 1979 года. Присоединение к ЕАЭС в условиях максимального давления со стороны Вашингтона призвано обеспечить плавное подключение Ирана к мировой экономике, способствует её выходу из кризиса, повышению конкурентоспособности иранской продукции на мировой арене. В свою очередь, Иран предлагает партнёрам по зоне свободной торговли с ЕАЭС активнее использовать свои порты (некоторые из которых активно модернизируются) для транзита своих товаров. Многие западные наблюдатели считают, что систематические попытки Запада, особенно США, под любыми предлогами «прессинговать» Тегеран, не приводит к должным результатам (хотя недавно китайская государственная компания энергетическая компания объявила о выходе из 5-миллиардной сделки по освоению Южного Парса). В этой ситуации значение «северного направления» для Ирана переоценить сложно, что, как мы увидим ниже, там хорошо осознают.

Указанное обстоятельство может иметь разноречивые последствия на Южном Кавказе, способствуя развитию торгово-экономических связей с южным соседом, в орбите влияния которого регион пребывал не одно столетие. Как известно, политико-экономическое сближение России и Ирана, дополняемое аналогичным сближением Армении с Ираном, началось еще в середине 1990-х годов, обусловленное известными экономическими факторами, а в первичном плане – уже самой географией соседства обеих стран. Все эти факторы на начальном этапе (вторая половина 1990-х – начало 2000-х гг.) отразились в участии РФ и Ирана в проекте евроазиатского коридора «Север-Юг», комплексную реализацию которого планируется завершить к середине 2020-х годов. Некоторое время назад РФ, Армения и Иран приступили, совместно с Грузией, к совместной доработке электроэнергетического коридора с их участием, что позволит навсегда избавить Северный Кавказ (РФ) и Армению с Ираном и Грузией от перепадов во внутреннем электроснабжении и от дефицита электроэнергии. Однако подпитываемая извне русофобия грузинских элит создаёт здесь значительные проблемы.

Участники формируемой зоны свободной торговли договорились о льготных внешнеторговых пошлинах минимум на треть всего обоюдного экспортно-импортного ассортимента. В этой связи, министр национальной экономики Казахстана Руслан Даленов уточняет: «…Иранская сторона предоставляет снижение по своим импортным пошлинам в отношении 864 товаров ЕАЭС. В свою очередь, страны ЕАЭС снизят импортные пошлины более чем по 500 иранским товарам». Доля товаров полуфабрикатного и готового сегментов составляет примерно по 35-40 %, в то время сырьевого сегмента – не более трети. Это свидетельствует о нацеленности сторон на стимулирование взаимной торговли продуктами со средней и высокой добавленной стоимостью. Согласно комментарию казахстанского министра, «…на иранский рынок можно будет ввозить по льготным тарифам такие, например, товары, как мясо говядины и баранины, бобовые культуры, масла растительные, макароны и кондитерские изделия, стальной прокат, рельсы, аккумуляторы, арматура, трубы. Эти товары на сегодня занимают более половины текущего казахстанского экспорта».

В свою очередь, страны ЕАЭС снизят импортные пошлины на поставляемые Ираном «к примеру, фисташки, финики, инжир, изюм, креветки, кондитерские изделия, плодоовощи, посуду. А также бытовую химию, ковры, пластмассы и изделия из них, некоторые виды химволокон, текстильных изделий, фармацевтической продукции».

По экспертным оценкам ТПП РФ и Ирано-российской торговой палаты (2019 г.), объем взаимной торговли в результате создания ЗСТ в ее нынешних товарных рамках увеличится минимум на треть. А в случае расширения товарной номенклатуры этой зоны – не меньше чем наполовину.

Растущая обоюдная заинтересованность в более активном экономическом партнёрстве подтверждена и в преддверии заседания Высшего Совета ЕАЭС в Ереване, в ходе встречи в Москве 2 сентября главы Коллегии ЕЭК Тиграна Саркисяна с министром энергетики Ирана, сопредседателем ирано-армянской и ирано-российской межправительственных комиссий по сотрудничеству Резой Ардаканианом, который заявил: «Мы сделаем всё возможное, чтобы наши договоренности с Евразийским экономическим союзом, в том числе в энергетической и других сферах, были полностью реализованы». Т. Саркисян высказал аналогичное мнение, подчеркнув значимость более активного взаимодействия и в транспортном обеспечении евроазиатских товаропотоков: «…Само географическое положение определило ЕАЭС и Ирану роль основных последовательных транспортных узлов на ключевых направлениях «Север – Юг» и «Запад – Восток». Потому обоюдно ставится задача существенно увеличить объемы поставок через территорию ЕАЭС». В этой связи, как пояснил Т. Саркисян, «речь идет о создании физической и цифровой инфраструктуры, а также финансовых механизмов, сопровождающих транзитные перевозки». Находясь в провинции Йезд, Р. Ардаканян продолжил тему, выразив надежду на стимулирование экспорта и другой экономической деятельности. Зона свободной торговля Ирана с ЕАЭС, введённая в действие с одобрения меджлиса, считается важным шагом во внешней торговле страны и в расширении сотрудничества с северными соседями. Ряд товаров, экспортируемых из Ирана в Россию, Казахстан, Беларусь, Армению и Кыргызстан, будут пользоваться нулевой преференциальной тарифной ставкой.

Недействующая железнодорожная станция Мегри

В ходе рабочей встречи с главой армянского правительства президент Ирана выразил готовность не только к расширению энергетического сотрудничества, но и к реанимации некоторых замороженных ранее проектов, таких, как Мегринская ГЭС на Араксе. Одна из проблем – отсутствие инвестора, между тем как предполагалось ранее, им станет Иран. «Я не исключаю, что Тегеран, столкнувшийся с финансовыми трудностями из-за санкций, не готов в одностороннем порядке поддержать проект. Тем не менее, ГЭС ему очень нужна, поскольку северные регионы Ирана до сих пор, особенно на пике энергопотребления, имеют дефицит электроэнергии», – полагает директор Института энергетической безопасности Ваге Давтян. Относительно новым направлением сотрудничества может стать развитие «зелёной» энергетики, способной занять свою специфическую нишу в двустороннем энергообмене. По-видимому, не потерян окончательно интерес и к «паллиативной» железнодорожной артерии Мегри – Меренд в рамках упомянутого коридора «Север-Юг», южный сектор которого частично проходит вдоль каспийского побережья Азербайджана и Ирана. «Тегеран снова сигнализирует об интересе к строительству железной дороги Иран – Армения», – полагает в этой связи политолог-иранист Агарон Варданян, по мнению которого «…в словах Х. Роухани на встрече с Н. Пашиняном важен один момент: он касается темы железной дороги. Но понятно, что на таком уровне это не может быть случайностью: это сигнал армянской стороне. Причем важность этой железной дороги отмечена несколько раз». Несмотря на то, что строительство этой магистрали слишком дорого, но со стратегической точки зрения она необходима обоим соседним странам, а следовательно, «необходимо реагировать на подобные сигналы: если не реализовывать проект сегодня, то держать руку на пульсе для поисков возможностей строительства в будущем».

Проект этот, как известно, отнюдь не первый год пребывает в стадии разговоров. Между тем, впервые его подготовили в Армянской ССР еще в 1942 году, однако в советский период власти Азербайджанской ССР не единожды и успешно отговаривали Москву от реализации проекта, сохраняя «монополизм» в перевозках СССР с Ираном через нахичеванскую Джульфу и прикаспийскую Астару (1).

Сегодня же армяно-иранским сотрудничеством, включая свободную экономическую зону в Мегри, весьма обеспокоены за океаном. Так, влиятельное издание EurasiaNet в прошлом году с нескрываемой тревогой отмечало: «Компании, действующие в СЭЗ «Мегри», освобождены от налога на прибыль, налога на добавленную стоимость, акцизного налога и таможенных сборов: об этом сказал Eurasianet.org пресс-секретарь губернатора данной провинции Вазген Сагателян. – «Мы ожидаем, что в ближайшие годы зона привлечет от 50 до 70 компаний, которые инвестируют, в общей сложности 100-130 млн. долларов»… Сама СЭЗ «Мегри» начала свою деятельность на фоне приостановления работ над другим амбициозным иранско-армянским торговым проектом – Южно-Армянской железной дорогой с выходом её на Иран». Далее уточняется: «Договор о строительстве дороги был заключен двумя странами в 2009 году. Тремя годами позже Ереван предоставил расположенной в ОАЭ компании Rasia FZE Investment концессию на 50 лет на строительство и эксплуатацию этой 305-километровой дороги. К 2013 году компания закончила технико-экономическое обоснование, по которому сметная стоимость проекта составила 3,5 млрд. долл.». Но строительство так и не началось, ибо «осуществлению проекта помешало активное контрлоббирование со стороны Баку». (2)

Интересно, что минувшим летом азербайджанская оппозиция выступила против предполагаемого «военно-технического сотрудничества между Арменией и Ираном». Конечно, американцам нельзя отказать в осведомленности, да и их связи с Азербайджаном в сфере безопасности очевидным образом укрепляются. С другой стороны, после годичной давности визита в Ереван отставленного ныне Джона Болтона возросли технические трудности в реализации двусторонних сделок. Остаётся надеяться, что рычаги внешнего противодействия дальнейшему политико-экономическому сближению Ирана с Арменией, Россией и другими странами СНГ окажутся всё-таки не столь эффективными, как на то, возможно, рассчитывают сторонники максимальной экономической блокады Исламской Республики.


Автор: Алексей БАЛИЕВ
Источник: https://vpoanalytics.com/

Примечание

(1) Возможно, имелись и другие силы, заинтересованные в дискредитации данного проекта ещё до начала его возможной реализации, о чём свидетельствовал сам характер деятельности указанной «компании» с единственным офисом в одной из арабских стран. (2) Железная дорога по линии Ереван – Нахичевань – Джульфа – Ордубад – Мегри – Минджеван – Горадиз – Имишли – Алят – Баку протяжённостью около 500 км с начала нагорно-карабахского конфликта прекратила работу и затем была частично разобрана.

Возврат к списку

Важные новости

Актуальные новости

AlfaSystems massmedia K3FN2SA