Черноморская зона турбулентности

Распад Советского Союза привел к радикальным геополитическим переменам многопланового и долгосрочного характера. Черное море, исторически являвшееся «внутренним» российско-турецким и советско-турецким, в одночасье потеряло этот статус и превратилось в зону жесткого передела собственности.


Черноморская зона турбулентности

Борьба за раздел флотов, транспортных коммуникаций и экономических зон между Грузией, Украиной и Россией не прекращалась. В российско-украинских отношениях она привела в апреле 1992 г. к «войне указов» о разделе военно-морских сил и физическому противостоянию украинских и российских моряков. Киев и Москва практически вышли на «тропу войны». Что касается Тбилиси, то в ходе августовской войны 2008 г. грузинские ВМС завязали бой у побережья Абхазии с кораблями Черноморского флота России.

В последние годы в связи с прокладкой мощных трубопроводных систем как по анатолийскому побережью Турции, так и в Черном море, значимость Причерноморья для энергетической безопасности Европы значительно возросла. Черноморский регион стал пунктом пересечения экономических, политических и военных интересов различных акторов, в том числе внерегиональных – США, Китая, Японии. Сказывается и то, что регион окружен конфликтами различного характера и масштаба. С одной стороны, Балканы, с их далеко не решенными межэтническими и социально-экономическими проблемами, и Украиной, находящейся в состоянии войны, а с другой - с Ближним Востоком, где сложилась взрывоопасная ситуация, обусловленная вооруженным конфликтом в Сирии.

ОЧЭС – несбывшиеся надежды сотрудничества

Стремясь ослабить негативные последствия утраты своих многовековых позиций, российская сторона активно продвигала идею создания международной региональной организации Причерноморья. Среди основных аргументов в пользу подобного формата сотрудничества приводились следующие. Установившиеся на протяжении веков связи между прибрежными государствами со временем пересилят сиюминутные противоречия, а поскольку создаваемый причерноморский союз «направлен в будущее, он имеет полное право на существование в настоящем». Противники этой идеи, напротив, утверждали, что разнородность экономик, культур, размеров и интересов не дает оснований считать этот регион, территория которого составляет около 20 млн км2, а население – около 350 млн чел., целостным образованием и потому любая идея интеграции обречена на провал [1].

Однако в итоге концептуальные разногласия не помещали причерноморским странам принять 25 июня 1992 г. «Босфорское заявление», в котором признавалось, что «регион уже столкнулся с серьезными конфликтами и существует угроза возрастания новой напряженности». Для того, чтобы противостоять этим негативным процессам они будут стремиться путем взаимного сотрудничества «превратить Черное море в регион мира, свободы, стабильности и процветания». Руководствуясь этими целями, главы государств и правительств Азербайджана, Албании, Армении, Болгарии, Греции, Грузии, Молдавии, России, Румынии, Турции и Украины подписали Декларацию о Черноморском экономическом сотрудничестве, определившую приоритетные направления и основные механизмы этого регионального формата сотрудничества [2]. В качестве наблюдателей к работе ОЧЭС подключились Австрия, Белоруссия, Германия, Египет, Израиль, Италия, Польша, Словакия, США, Франция, Тунис, Хорватия и Чехия.

Среди основных целей Организации были заявлены - поощрение многостороннего сотрудничества в области торговли и промышленности, энергетики, транспорта, связи, науки и техники, сельского хозяйства, экологии, туризма и других сферах. В целях совместного финансирования проектов в 1994 г. был создан собственный банк – Черноморский банк торговли (ЧБТР), который с 1 июня 1999 г. приступил к операционной деятельности.

Как и любая международная организация ОЧЭС быстро обросла соответствующим бюрократическим аппаратом – Секретариатом, структурами интеллектуального и финансового обеспечения - Международным центром черноморских исследований (МЦЧИ) и Черноморским банком торговли и развития (ЧБТР). Создана и функционирует Парламентская ассамблея. Для реализации своей основной цели – региональной черноморской интеграции, в рамках ОЧЭС действуют 18 отраслевых рабочих групп. Помимо этого, вокруг ОЧЭС существует целая сеть разного рода комитетов, ассоциаций, комиссий и центров, курирующих отдельные стороны и аспекты причерноморского партнерства.

К сожалению, многие проекты ОЧЭС, несмотря на их внешне привлекательный характер, так и не были реализованы на практике. Изначально вызывавший большие сомнения у специалистов помпезный флагманский проект ОЧЭС строительства кольцевой автодороги вокруг Чёрного моря, в нынешней политической ситуации вряд ли может быть реализован по понятным политическим причинам. Причерноморское сотрудничество так и не вышло на достойный уровень, оставшись в рамках произносимых на саммитах деклараций.

После присоединения в 2007 г. к Евросоюзу Румынии и Болгарии Черное море превратилось во внутренний водный бассейн объединенной Европы. И, будучи несоизмеримо богаче всех прочих стран-участников ЧЭС, европейцы проводят в регионе последовательную политику по насаждению собственных экономических и хозяйственных стандартов и правил, щедро обеспеченную финансовыми ресурсами. Это происходит параллельно с процессом целенаправленного вытеснения России из создаваемых ими региональных организаций и инициатив, вроде «Черноморской синергии» и «Восточного партнёрства». Достаточно указать на то, что в программе «Черноморского трансграничного сотрудничества», через которую перетекают основные финансовые потоки из ЕС в государства Причерноморья, Россия не фигурирует. Эта программа распространяется лишь на Болгарию, очень черноморскую страну Грецию, Грузию, Молдавию, Румынию, Украину и даже Армению. Попытки использовать в своих интересах Черное море предпринимают и другие внешние тяжеловесы – США, Китай и даже Япония.

Несмотря на объективные и субъективные причины торможения черноморской региональной интеграции, Россия заинтересована в работе ОЧЭС. Об этом, в частности, свидетельствует решение правительства о создании в июле 2016 г. «механизма проектного сотрудничества», на реализацию которого Россия выделила $1 млн для финансирования проектов, разрабатываемых странами-участниками ЧЭС. По договорённости между российской стороной, Секретариатом ЧЭС и ЧБТР эти средства должны быть использованы на подготовку проектов в области возобновляемой энергии и энергоэффективности, «зелёных» технологий, развития малых и средних предприятий, региональной и муниципальной инфраструктуры и др.

В мае 2017 г. во встрече глав государств и правительств стран – участниц ОЧЭС в Стамбуле, посвященной 25-летнему юбилею организации, принял участие председатель правительства России Д. Медведев. В своем выступлении он отметил, что для совершенствования региональной инфраструктуры нужно развивать современные технологии, такие как IT-инфраструктура, интенсифицировать транспортные коммуникации за счёт новых маршрутов, паромных и мультимодальных перевозок.

На вопрос о том, каким видит Россия будущее этой организации, дал развернутый ответ С.Лавров в интервью болгарскому журналу «Международные отношения» 30 мая 2019 г. По его мнению, Причерноморье имеет все шансы стать одним из источников роста мировой экономики, опорным пунктом в логистических цепочках на евразийском пространстве. Главное – правильно реализовать имеющийся потенциал.

«Трудно переоценить роль в этих усилиях ЧЭС, - подчеркнул министр. - Мандат Организации имеет комплексный охват – от вопросов макроэкономического уровня до отдельных отраслевых направлений, включая смежные области культуры, здравоохранения, реагирования на чрезвычайные ситуации и борьбы с организованной преступностью. Вокруг ЧЭС сформировался целый спектр поддерживающих ее деятельность структур: банк, парламентская ассамблея, деловой совет. Усиливаются ее связи с предпринимательским сообществом, наработан востребованный практический инструментарий, осуществлен запуск прикладных проектов, призванных конвертировать межгосударственные договоренности по линии ЧЭС в реальные дела» [3].

Рифы и фарватеры военной безопасности

Антироссийская политика украинского руководства, стремившегося лишить Россию Севастополя, максимально затруднить деятельность российских ВМС, вытеснив их с традиционных мест базирования, постоянно накаляла обстановку в Причерноморье. Сказывались и негативные последствия чеченской войны, а также грузино-абхазского конфликта. В этих условиях Турция выступила в 1998 г. с предложением создать объединенную Черноморскую военно-морскую группу оперативного взаимодействия BLACKSEAFOR (Блэксифор) для совместного обеспечения безопасности в Чёрном море путем проведения учений поисково-спасательного характера, противоминных и гуманитарных операций, операций по защите окружающей среды, а также проведения визитов доброй воли [4].

Россия положительно отнеслась к этому предложению, поскольку состав предлагаемой группы ограничивался причерноморскими государствами. 2 апреля 2001 г. в Стамбуле было подписано соответствующее соглашение – в состав группы вошли Болгария, Грузия, Россия, Румыния, Турция и Украина.

Основными функциями группы BLACKSEAFOR являются поддержка безопасности и стабильности в Черноморском бассейне, укрепление дружественных отношений между региональными государствами, а также развитие военно-морской совместимости между этими государствами. В соответствии с соглашением, военно-морская группа BLACKSEAFOR может быть использована для выполнения задач в рамках миротворческих миссий, проводимых по мандату ООН или ОБСЕ, в случае соответствующего обращения этих организаций к черноморским государствам.

Зона ответственности группы - Черное море, предусмотрена возможность выхода за его пределы при условии согласия на это всех государств-участников. Состав группы - 4-6 кораблей (по одному от каждого государства). Созыв - при возникновении необходимости для выполнения конкретных задач, а в их отсутствие - не реже одного раза в год на один-полтора месяца в рамках плановой активации для отработки учебных вопросов. Общее руководство группой возлагается на комитет в составе командующих военно-морскими силами (для России - командующего Черноморским флотом).

В связи с изменением статуса Крыма с осени 2014 г. никаких учений в рамках черноморской военно-морской группы оперативного взаимодействия «Блэксифор» не проводится и фактически эта группировка прекратила свое существование.

Практически одновременно с Турцией Украина выступила в июне 1998 г. с предложением к черноморским государствам подписать Документ о мерах укрепления доверия и безопасности (МДБ) в военно-морской области на Чёрном море. После длительных переговоров такой договор был подписан в Киеве 25 апреля 2002 г. Подписанты - шесть черноморских государств: Болгария, Грузия, Россия, Румыния, Турция и Украина [5]. Зона применения Документа – акватория Чёрного моря и военно-морские базы на его побережье.

В соответствии с его положениями шесть причерноморских стран взяли обязательства на ежегодной основе обмениваться информацией о своих ВМС, развёрнутых в районе применения Документа, организовывать взаимные посещения военно-морских баз, проводить поочерёдно ежегодные военно-морские учения доверия, развивать различные виды сотрудничества и осуществляют контакты в этой области.

Кроме того, представители стран – участниц Документа раз в год собираются в Вене на регулярные консультации (как правило, в декабре). Они проводятся в целях обзора его выполнения, подведения итогов, согласования планов на будущее и докладов Форуму ОБСЕ по сотрудничеству в области безопасности о функционировании этой региональной меры доверия, охватывающей военно-морские силы шести черноморских государств.

После августовской (2008 г.) войны с Южной Осетией Грузия, а после 2014 г. и Украина прекратили свое участие в Договоре.

Таким образом проложить фарватер для продвижения идей сотрудничества в Черноморском регионе пока не удается. Более того, угроза безопасности России демонстративно наращивается. Руководство Запада реализует комплекс мер, направленных на усиление "восточного фланга" альянса и повышение боевых возможностей объединенных вооруженных сил Североатлантического союза. Согласно планам НАТО, к мерам по наращиванию усилий относятся: организация передового военного присутствия воинских формирований государств Североатлантического союза, активизация всех видов разведки, привлечение дополнительного количества истребителей ВВС ведущих государств альянса к охране воздушного пространства Болгарии и Румынии, усиленное патрулирование постоянными группами объединенных ВМС НАТО акваторий Черного и Средиземного морей, изменение направленности оперативной и боевой подготовки ОВС блока в сторону отработки вопросов «коллективной обороны» и проведения масштабных войсковых учений в регионе.

В интересах проведения совместных учебно-боевых мероприятий и осуществления разведки в Черное море регулярно заходят постоянные группы (в том числе минно-тральные силы) ОВМС Североатлантического союза, а также отдельные корабли нечерноморских стран альянса, в том числе разведывательные. В 2017 г. было зафиксировано 20 таких заходов, в 2016 - 17. Наибольшую активность при этом проявили силы флота США (семь заходов) и Франции (три). В Черноморской зоне в 2017 г. организовывались учения типа «Бриз», «Посейдон», «Си шилд», «Си бриз», «Сприн сторм», «Трайдент посейдон». Корабли посетили ряд портов черноморских стран, в том числе: Констанца (Румыния), Варна и Бургас (Болгария), Одесса (Украина) и Батуми (Грузия) [6]. На 2019 г. запланировано 12 военно-морских учений в акватории Черного моря. Присутствие кораблей Североатлантического альянса в Черном море за последние два года суммарно возросло с 80 суток до 120 суток.

Инцидент 25 ноября 2018 г. в Керченском проливе, когда суда ВМС Украины нарушили государственную границу РФ, не реагировали на требования остановиться и опасно маневрировали, из-за чего пограничникам пришлось применить оружие свидетельствует о намерении недружественных России государств создать предлог для вооруженного вмешательства внерегиональных акторов вопреки существующим международным нормам – в том числе Конвенции Монтре (1936). Весьма симптоматично в этом антироссийском контексте и принятая 17 декабря 2018 г. на 73-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН резолюция «о милитаризации Крыма, а также районов Черного и Азовского морей», в которой Россию призвали «безоговорочно и безотлагательно освободить суда и их экипажи и не препятствовать осуществлению навигационных прав и свобод  Украины в Черном и Азовском морях, и Керченском проливе. В документе осуждается сооружение моста через Керченский пролив «между Российской Федерацией и временно оккупированным Крымом». Разумеется, представитель России заявил в ответ, что «вопрос принадлежности Крыма решен окончательно и бесповоротно» [7], но столь активное подключение ООН к черноморской проблематике и мобилизация в ее поддержку значительного числа государств свидетельствует о том, что пересмотр Конвенции Монтре, на которую продолжает надеяться Россия, вполне реален.

Стратегические взгляды России

Постоянно меняющаяся и практически непредсказуемая дипломатия текущей американской администрации осложняет постановку стратегических задач в конкретном регионе. Поэтому составлять долгосрочный прогноз развития событий в Черноморском регионе весьма сложно. Тем более, что построение гипотетических сценариев приходится делать на базе ключевых документов правительства, оставленных в весьма «обтекаемой» форме. Так, в «Морской доктрине Российской Федерации» от 2015 г. акцент делается на «ускоренном восстановлении и всестороннем укреплении стратегических позиций Российской Федерации, поддержании мира и стабильности в регионе».

В этих целях предлагается обеспечить установление на основе норм международного морского права благоприятного для Российской Федерации международного правового режима Черного и Азовского морей, порядка использования водных биологических ресурсов, разведки и эксплуатации месторождений углеводородов, прокладки и эксплуатации подводных трубопроводов; международно-правового регулирования режима и порядка использования Керченского пролива. Указывается также на необходимость совершенствования состава и структуры сил (войск) Черноморского флота, развитие их инфраструктуры в Крыму и на побережье Краснодарского края, а также на создание условий для базирования морского потенциала, обеспечивающего защиту суверенитета, суверенных и международных прав Российской Федерации на Черном и Азовском морях [8].

«Основы» являются   документом   стратегического планирования Российской Федерации, в котором конкретизируются отдельные положения Стратегии национальной безопасности Российской Федерации, Военной доктрины,   Морской   доктрины и   других   документов   стратегического   планирования Российской Федерации в военной сфере, а также Концепции внешней политики Российской Федерации.

В нем подчеркивается, что Россия по-прежнему сохраняет статус великой морской державы, морской потенциал которой обеспечивает реализацию и защиту ее национальных интересов в любом районе Мирового океана, является   важным    фактором    международной    стабильности    и стратегического сдерживания.

Необходимость   военно-морского   присутствия   Российской Федерации в стратегически важных и других районах Мирового океана обусловлена усиливающимся стремлением ряда государств   к   обладанию источниками углеводородных ресурсов на Ближнем Востоке, в Арктике и в бассейне Каспийского моря.

В качестве приоритетных направлений государственной политики в области военно-морской деятельности названы, в том числе, поддержание в соответствии   с   международными   договорами правовых режимов на государственной границе России, приграничной территории, в исключительной экономической зоне и   на   континентальном   шельфе, а также в акваториях Каспийского и Азовского морей. Особо выделена задача повышения оперативных и боевых возможностей Черноморского флота за счет развития на территории   Крымского   полуострова межвидовой группировки сил (войск), а также обеспечение   постоянного    военно-морского    присутствия Российской Федерации в Средиземном море и других стратегически важных районах Мирового океана, в том числе в районах прохождения основных морских транспортных коммуникаций.

Заключение

Таким образом, сегодня можно говорить о том, что, несмотря на объективные трудности с налаживанием многостороннего сотрудничества в Причерноморье как экономической (включая энергетику), так и военно-политической сферах, Россия укрепляет свои позиции, возвращая утраченный статус первой державы Черноморского региона.

Сближение Болгарии и Румынии с НАТО и ЕС вызвано объективными причинами и России бессмысленно противостоять этому процессу. Вместе с тем, важно учитывать двойственность и конъюнктурность причерноморских стран НАТО, их обеспокоенность реальным ответным ударом со стороны России в случае начала военных действий. К сожалению, применительно к текущей турбулентности Черноморского региона наиболее подходят знаменитые слова императора Александра III: «У нас есть только два надёжных друга: русская армия и русский флот!».


Автор: Чернявский Станислав Иванович - директор Центра постсоветских исследований, профессор Кафедры мировых политических процессов, доктор исторических наук. Институт международных исследований МГИМО МИД РФ


Сборник материалов международной научно-практической конференции «Геополитическая трансформация Черноморского региона», Москва, 26 сентября 2019 года, Дипломатическая Академия МИД России

Список литературы

1. Гончаренко С.Н. Черноморское экономическое сотрудничество: первые 25 лет / С.Н. Гончаренко. – М.: Ин-т Европы РАН, 2018 – 114 с.
2. Дипломатический вестник. 1992. № 13-14, 15-31 июля.
3. Министерство иностранных дел Российской Федерации / URL: http://www.mid.ru/web/guest/maps/bg/- /asset_publisher/10DlCiVBpk4q/content/id/3663120 (дата обращения: 24.07.2019)
4. Agreement / Black Sea Naval Cooperation Task Group. URL:https://www.dzkk.tsk.tr/icerik.php?icerik_id=248&dil=eng&blackseafor=1 (дата обращения: 24.07.2019)
5. Министерство иностранных дел Российской Федерации / URL:http://www.mid.ru/web/guest/obycnye-vooruzenia/- /asset_publisher/MlJdOT56NKIk/content/id/1137546 (дата обращения: 24.07.2019)
6. Зарубежное военное обозрение. 2018, №7. С. 13-16.
7. Генеральная Ассамблея ООН приняла резолюцию о милитаризации Крыма, а также районов Черного и Азовского морей / Новости ООН. URL: https://news.un.org/ru/story/2018/12/1345311 (дата обращения: 24.07.2019)
8. Морская доктрина Российской Федерации / Электронный фонд правовой и нормативно-технической документации. URL: http://docs.cntd.ru/document/555631869 (дата обращения: 24.07.2019)


Возврат к списку

Важные новости

Актуальные новости

AlfaSystems massmedia K3FN2SA